Как Амаршан расправился с малярией

Хава Амаршан считался прекрасным охотником, таких нечасто в те времена можно было встретить во всей Абхазии. Он точно попадал в цель - уж очень меткий у него был глаз. На своих могучих плечах он приносил с гор зубра.

Как-то раз под вечер бог Ажвейпшаа пастух всех зверей, сидел по обыкновению на опушке леса и доил лань. Случайно лань толкнула ведро копытом, и молоко пролилось на землю.

- Чтоб тебя Хава Амаршан застрелил! - выругался огорченный Ажвейпшаа, взял пустое ведро и пошел прочь.

Слова Ажвейпшаа услышал Хава: он подкрался к Ажвейпшаа и стал наблюдать за тем, как тот доил лань. Сорвав с плеча винтовку, он пристрелил несчастное животное. Затем связал ему ноги, взвалил на плечи и отправился домой.

Вечерело. Тем временем под горой, возле большого болота, дышащего ядовитыми испарениями, собрались бледные тени болезней. Злые и мрачные, сидели они и, шипя, словно змеи, рассказывали друг другу полные ужаса истории о том, как терзали они людей всевозможными болезнями, жгли своим зловонным дыханием, как преждевременно сводили в могилу.

Легкой походкой шакала подкрался к ним Хава, прилег на землю и стал внимательно слушать страшные рассказы. Долго рассказывали болезни друг другу о своих подвигах, пока наконец не начали спорить, кому куда на этот раз пойти. Всем нашлось дело, лишь одна малярия не знала, куда себя деть.

- Пойду-ка я к Хаве Амаршану,- сказала она.- Попробую справиться с ним, хоть он силен и крепок, но и я не слаба.

- Брось, не ходи к нему,- отговаривали малярию остальные болезни.- Хава - очень хитрый. Мы пытались справиться с ним, да из этого ничего не вышло.

Смотри, наживешь ты с ним беды.

- Посмотрим,- ответила малярия.- Кстати, сего дня он отправился на охоту. Вечером, когда, усталый и измученный, он вернется домой и, как всегда, попросит принести ему стакан воды, я впрыгну туда, а Хава выпьет эту ВОДУ, и тут-то я и возьмусь за него.

Болезни пожелали друг другу успеха, договорились встретиться на том же месте ровно через месяц и разбрелись по сторонам.

Вернулся домой и Хава. По дороге он зашел к пастуху и взял у того большой крепкий бурдюк. Дома Хава попросил у жены напиться. Она проворно подала ему стакан с водой и медом. Тем временем малярия притаилась в углу и ждала удобного момента, чтобы впрыгнуть в стакан. Краем глаза следя за болезнью, Хава взял из рук жены стакан, поднес его к губам и нарочно на мгновение придержал его. Малярия быстро метнулась из угла в стакан, только один маленький пузырек образовался на поверхности. Хава быстро вылил содержимое стакана в бурдюк, крепко завязал его, подвесил сушить на крюк над огнем, а сам сел ужинать.

<

> Прошло две недели. За это время бурдюк так усох, что стал величиной с кулак. Пожалел Хава малярию, снял бурдюк с крюка, развязал и бросил в воду. Через две недели Хава отправился на условленное место встречи болезней к болоту. Там он спрятался в кустах и стал ждать. >

 

Стемнело. Над болотом поднялся туман. С разных сторон начали сходиться сюда болезни. Не было среди них только малярии. Долго ждали ее болезни и все удивлялись, почему она не идет. Наконец вдалеке показалась малярия. Изуродованная, иссушенная, едва дыша, припадая на обе ноги, останавливаясь на каждом шагу, с трудом тащилась она по дороге. Кинулись к ней болезни, помогли добраться до места. С трудом переведя дыхание, малярия слабым голосом поведала подругам о своих злоключениях.
В старину люди умирали от малярии, такой сильной она была. Однако, после того как Хава Амаршан разделался с ней, эта болезнь лишь мучает людей. Убить же их у нее не хватает сил.

* * *


В эпоху позднего средневековья, когда на Черноморском побережье Кавказа пришли в негодность оросительные системы и низменные районы Абхазии превратились в непроходимые болота, здесь участились эпидемии малярии. Об этом свидетельствуют путевые заметки многих путешественников, посещавших Абхазию в разное время. Вот что писал известный писатель-декабрист Александр Бестужев-Марлинский, служивший на береговых укреплениях Черноморского побережья Кавказа в 30-е годы XIX столетия, о гагрской крепости: "Есть на берегу Черного моря, в Абхазии, впадина между огромных гор, туда не взлетает ветер, жар там от раскаленных скал нестерпим, и к довершению удовольствий ручей пересыхает и обращается в зловонную лужу. В этом ущелье построена крепостишка, в которую враги бьют со всех сторон в окошки, где лихорадка свирепствует до того, что полтора комплекта в год умирает из гарнизона...".
Первые попытки борьбы с малярией предпринимались в конце XIX - начале XX в. Тогда на Черноморском побережье начала работу противомалярийная экспедиция профессора И. Пирогова. Однако активное наступление на болезнь началось лишь при Советской власти. На побережье осушались болота, в ряде пунктов открывались малярийные станции. В результате с малярией, неизбежным спутником человека в этих местах, было покончено.

Легенда взята из публикации М. М. Галашевского "Легенды Апсны" ("Сухумский вестник". 1910, № 6).

Пачулиа В.П. Падение Анакопии (Легенды Кавказского Причерноморья). Послесл. акад. Ю.В. Бромлея. М.: Главная редакция восточной литературы, 1986. 240 с.